Новый «Русский Гамлет» покорил зрителей Москвы

Прeжнeй oстaлaсь дaжe сюжeтнaя кaнвa спeктaкля, xoтя имeннo этo былo сдeлaнo нaпрaснo, пoскoльку в бaлeтe пoявились нoвыe гeрoи… Тoчнee стaрыe, пoлучили «нoвoe бытиe». Прeждe сущeствoвaвший в спeктaклe лишь в кaчeствe Призрaкa, кaк и у Шeкспирa, являющeгoся сыну, сeйчaс этo пoлнoцeнный и дoстaтoчнo пoдрoбнo oxaрaктeризoвaнный пeрсoнaж (eгo зaмeчaтeльнo вoплoтил нa сцeнe Oлeг Мaркoв, рoднoй брaт прeжнeгo и нeзaбывaeмoгo Пaвлa – Игoря Маркова). Непревзойденный мастер психологического портрета Эйфман в новой редакции стремится еще больше погрузить зрителя в душу героя, более обстоятельно исследовать его психологическое становление, возвращая нас в прошлое и показывая будущее. В том спектакле, который увидела Москва с новых позиций исследует одна из наиболее загадочных и противоречивых фигур русской истории император Павел I (точнее совсем юный царевич Павел), которого действительно в юности называли «русским Гамлетом» за схожесть судьбы с шекспировским героем. Для того чтобы лучше проникнуть во внутренний мир главного героя, был удачно создан новый пролог спектакля – маленький Павел играющий с отцом (воспитанник Академии танца Бориса Эйфмана Максим Петров), выяснения отношений между родителями, любовные связи отца и матери на стороне, кутежи отца и, наконец, присутствующая и в прежней версии спектакля (тогда с нее он и начинался), сцена заговора. Как и умение распоряжаться кордебалетом и строить эффектные массовые сцены. Словно «лучом прожектора» высвечена в новой версии и будущее Павла – его гибель от рук заговорщиков (сцена перекликается с 1 актом, заговором и убийством его отца). В отличии от партий Наследника и Фаворита партия императрицы не претерпела значительных изменений, но Марии Абашовой удалось показать свою героиню с неожиданной стороны. Её Екатерина действительно Великая, но она не только императрица, но и женщина. Павел, с детства склонный к мистицизму (известен его рассказ о встрече с призраком Петра I), предчувствовал свой трагический конец и спешил к власти для лучшего обустройства России. Более укрупнена и практически придумана заново исключительная удачная сцена воспоминаний во втором акте, где Павел вспоминает свое детство, отца, возлюбленную (у реального исторического персонажа – первой жены Павла Петровича Натальи Алексеевны в исполнении Любови Андреевой больше параллелей с шекспировской Офелией). Сейчас Эйфман восстановил этот спектакль для нового поколения артистов собственной труппы. Тем не менее, в отличии от также переделанного заново балета «Чайковский», в котором Эйфман изменил до неузнаваемости (и зачастую к худшему) всю концепцию спектакля, принципиальные и «базисные» решения своего шедевра хореограф решил не менять. «Убийство отца, нелюбовь матери, боявшейся сына-наследника, атмосфера постоянной слежки, интриг, страха и унижений погрузили будущего императора в мир фантастических галлюцинаций, мании преследования и духовного одиночества. Но как бы ни были хороши исполнители центральных ролей, главным героем этого спектакля стала великолепная труппа Эйфмана, его вымуштрованный кордебалет. Вообще образ Павла в детстве, размышление над истоками происхождения его комплексов, определивших в дальнейшем взрослую жизнь – очень существенная и важная черта новой постановки. Премьера в Москве вышла триумфальной, однако, вскоре в театре в очередной раз поменялось руководство и шедевр Эйфмана пришелся «не ко двору». Эротические сцены с Фаворитом удались ей лучше всего, хотя исключительно сильным получился и по-прежнему вызывающий «мороз по коже» дуэт с черепом (опять отсылка к Шекспиру), гениальная придумка Эйфмана с большим мастерством исполненная под русскую песню, воплощающую бабий вой. Хотя формально еще ранее в качестве прогона «Русский Гамлет» был исполнен собственной труппой Эйфмана (хореограф всегда сначала создает спектакль на свою труппу и только потом переносит в другие театры) в Варшаве. Хореографа надуманно обвинили в не соблюдении условий контракта (спектакль он показывал и с собственной труппой) и пройдя всего 7 раз «Гамлета», к великому к сожалению артистов Большого, «по тихому» сняли с репертуара. Эйфман –мастер театральных метафор и символика его балета (гигантская золотая мантия которая в конце спектакля волочит подавляемого матерью царевича к своей судьбе, так страшно повторившей судьбу отца; построенная в конце первого акта из танцовщиков пирамида на возвышении которой стоит Екатерина Великая, так напоминающая её памятник или сцена с черепом) как и раньше вызывает восхищение. Не только властолюбие и интриги занимают её, императрица Абашовой демонстрирует в спектакле огромную внутреннюю силу своего персонажа, сложность и противоречивость натуры. Чтобы еще более сблизить судьбы реального и литературного героев Эйфман во втором акте, как и у Шекспира гениально ставит сцену мышеловки, театр в театре, когда Екатерине под видом придворного балета (Павел действительно в юности участвовал в балетных спектаклях, хотя танцующих мужчин не любил) показывает сцену убийства короля неверной супругой… Помимо этой по-прежнему украшают спектакль и другие сцены так полюбившиеся зрителю. Фото: Евгений Матвеев

Ставилось оно по заказу Большого театра, для его труппы, и в феврале 2000 года именно здесь на Исторической сцене состоялась его мировая премьера. Однако уже на стадии появления этого проекта в Большом, в нем не пожелали участвовать боящиеся получить травму тогдашние его капризные примы и премьеры (за исключением Анастасии Волочковой, Марка Перетокина и Дмитрия Белоголовцева), спектакль прошел с «молодежным» составом и дал первые крупные партии только набирающим тогда репертуар Марии Алескандровой, Дмитрию Гуданову, Екатерине Шипулиной. Однако восстановлением назвать новую версию «Русского Гамлета» трудно – спектакль совершенно не похож на прежний: многие сцены, оказались не только изменены, но практически созданы заново. Все это дает возможность еще полнее раскрыть психологию своего героя блистательному исполнителю главной партии Олегу Габышеву, который в совершенстве овладев выразительностью хореографического языка балетмейстера сумел создать совершенную как в техническом, так и в психологическом плане актерскую работу. Например, значительно укрупнилась и расширилась партия отца Павла – Петра III. Но остался непонятым, был жестоко убит и проклят» – рассказывает про свой спектакль хореограф. Кроме того, появилось множество новых сцен, которых в нем не было ранее. «Русский Гамлет» объездил весь мир и в отличии от звезд Большого, в нем стремились танцевать самые востребованные танцовщики мирового балета, например, тогдашний некоронованный «король танца» премьер Американского Балетного Театра (ABT) – Хулио Бокка., легендарный танцовщик собиравший под свое имя стадионы. Несмотря на это спектакль получил мировое признание и восторженные отклики западных рецензентов – балет продолжал жить в собственной труппе Эйфмана вплоть до 2012 года. Переписана и во многом по-другому хореографически решена (так в сцене видения Павла введен новый эпизод сражения с Фаворитом на мечах) в новой редакции спектакля и линия Фаворита – Сергея Волобуева, хотя в памяти неизбежно возникают прежние создатели этой роли – Альберт Галичанин, Дмитрий Белоголовцев. Хореография маэстро (процентов на семьдесят созданная заново) в исполнении великолепных танцовщиков труппы получилась еще более динамичной (хотя куда же еще), эмоционально насыщенной и изобретательной.